prof-news-7



Дата: 21.05.15
Автор: Евгения Абукина
Издание: «Русская служба новостей»


Российские женщины умудряются делать то, что вряд ли можно вытянуть в одиночку, поэтому у нас гарем в одном лице, уточнил писатель.

Е. АБУКИНА: Добрый вечер из Санкт-Петербурга! У нас в гостях сегодня писатель, Заслуженный деятель искусств России Семён Альтов. Семён Теодорович, добрый день!

С. АЛЬТОВ: Добрый день!

Е. АБУКИНА: Насколько я знаю, Вы празднуете день рождения Вашей супруги и после нашего эфира сразу поедете к ней. Что Вы подарите?

С. АЛЬТОВ: Я уже подарил утром. Поскольку она начала собирать фарфоровые фигурки нашего Ленинградского фарфорового завода, я нашёл и подарил ей фигурку, изображающую девочку с ручками на груди. Называется «Утренняя гимнастика».

Е. АБУКИНА: И сколько уже фигурок собрала Ваша супруга?

С. АЛЬТОВ: Я думаю, что штук 30-40 у нас есть. И чтобы усилить радость от этого подарка, продавец мне её продал за 130 евро, показав при этом каталог, где эта фигурка оценивается в 700-900 долларов. Это сразу делает её гораздо более привлекательной.

Е. АБУКИНА: А у вас есть какая-то семейная традиция празднования дня рождения? Розыгрыш какой-нибудь, может?

С. АЛЬТОВ: Да нет, мы уже из этого возраста вышли.

Е. АБУКИНА: Вы вместе с Ларисой Васильевной 43 года. Сейчас после чеченской свадьбы разгорелся скандал, и все вокруг обсуждают тему многожёнства, спорят, нужно легализовать его или нет. Лидер партии ЛДПР Владимир Жириновский сегодня заявил, что он поддерживает закон, и нужно позволить и мужчинам, и женщинам вступать в брак столько раз, сколько им захочется. Как Вы к этому относитесь?

С. АЛЬТОВ: Если делать всё то, что предлагает Владимир Вольфович, конечно, у нас была бы уже другая страна, я думаю. Меня поражает — у нас столько проблем, а все озаботились этой ситуацией. Это всё-таки не совсем наш обычай, это Кавказ. Я не знаю, как там принято, но если это добровольно и без насилия, то это одно, если насилие присутствует, то это уже статья. Если по каким-то причинам люди с такой разницей в возрасте на это идут, вдруг это любовь?

Е. АБУКИНА: Но тем не менее многожёнство всё-таки больше относится к мусульманским народам. А у нас в России такое могло бы прижиться? Один из известных муфтиев тоже в эфире РСН заявил, что России не удастся избежать многожёнства. Может быть, он намекал на то, что у нас в стране мужчин гораздо меньше, чем женщин, и стоило бы как-то грамотнее распределять? Или, возможно, на то, что в Советском Союзе это всё тоже было у народов с мусульманской верой, просто это не подвергалось огласке?

С. АЛЬТОВ: Трудно сказать. Сейчас, прожив с женой 43 года, я с трудом могу представить, что могло бы быть иначе, но женщина в России, по сути, заключает в себе весь гарем. Потому что то, чем она вынуждена заниматься, вряд ли могла бы потянуть одна женщина. А наши женщины умудряются. Поэтому у нас гарем, но компактный, в одном лице.

Е. АБУКИНА: Павел Астахов заявил, что в России в 27 лет женщины уже сморщенные, поэтому надо брать 17-летних. Правда, он сразу же извинился потом.

С. АЛЬТОВ: Мы с моей женой 43 года вместе, а сколько было ещё до этого. И я пока не считаю, что у неё сморщенное лицо и фигура.

Е. АБУКИНА: Вы бы не хотели, как в песне из «Кавказской пленницы»: «Если б я был султан, я б имел трёх жён»?

С. АЛЬТОВ: Нет, уже поздновато. Я уж доживу с одной женой, если позволите. Вот если бы пораньше, то можно было бы подумать об этом, с Жириновским бы посоветовались и решили.

Е. АБУКИНА: Многие говорят о том, что сейчас в России существует какая-то калька с многожёнства: есть официальная жена и ещё какие-то женщины на стороне. Может быть, стоило бы ввести закон, и все были бы довольны? Все отношения были бы в рамках закона.

С. АЛЬТОВ: Я уверен, что Россия на это никогда не пойдёт, а эти внебрачные связи, думаю, существовали испокон веков. Раз человек так устроен, может быть, он всё время ищет ту единственную, а по дороге у него встречается одна, вторая, третья и так далее. Мужчина всё время в поиске, так уж повелось. Я уверен, что никогда многожёнство у нас разрешено не будет, поэтому мужчинам придётся терпеть и выкручиваться кто как может.

Е. АБУКИНА: А может быть, женщинам тогда стоило бы разрешить многомужество? Может быть, у нас эта традиция бы прижилась? Раз у нас женщины такие сильные.

С. АЛЬТОВ: Ну, по идее, все должны иметь равные права. Представляете, что начнётся тогда в стране? И так неразбериха.

Е. АБУКИНА: Значит, и эта традиция бы не прижилась?

С. АЛЬТОВ: Я думаю, что вообще эту сферу трогать не надо, она всегда вызывает массу споров и разночтений. Оставьте её в покое. Все приспосабливаются к этой истории по-своему. Есть люди, которые проживают в браке без уходов «налево» до конца дней, а кто-то мечется туда-сюда, и это не мешает ему иметь хорошую семью и здоровых детей. Это всё индивидуально.

Е. АБУКИНА: У Вас были такие шутки, да? Вы шутите и по поводу семейных отношений в том числе.

С. АЛЬТОВ: В меру. У меня были какие-то фразы на этот счёт. Например, «если от вас ушла жена, а вы не чувствуете печали — подождите, жена вернётся, а с ней печаль».

Е. АБУКИНА: Сегодня писали, что Рамзан Кадыров наказал тех, кто шутил по поводу чеченской свадьбы в СМИ, и сказал, что нужно вести себя в рамках приличий, это тема, над которой нельзя шутить. О чём можно шутить, а о чём — нет? Где эта тонкая грань, как Вы думаете?

С. АЛЬТОВ: Мировая практика, например, то, что было во Франции, показывает, что везде свои определённые рамки того, что можно и что нельзя. И, очевидно, это надо учитывать. Тем более когда ты пытаешься иронизировать по поводу событий, происходящих не в той среде, в которой ты сам проживаешь. Нужно быть очень аккуратным, потому что то, что нормально, например, для европейцев, для человека с Востока может быть смертельно обидным. Поэтому, шутя, оглядывайтесь по сторонам.

Е. АБУКИНА: А где для Вас эта грань, какие темы Вы бы не стали затрагивать в своих сатирических номерах?

С. АЛЬТОВ: Трудно сказать. Я уже так давно этим занимаюсь и вообще считаюсь интеллигентом в жанре юмора.

Е. АБУКИНА: Но Вы сдерживаете себя?

С. АЛЬТОВ: Я не сдерживаю. Я знаю, что не ляпну ничего лишнего или бестактного. Если за три года не ляпнул, то я могу сам себе доверять.

Е. АБУКИНА: То есть в Ваших номерах нет какой-то недосказанности? Например, Вам хотелось бы о ком-то пошутить, но Вы считаете, что не стоит?

С. АЛЬТОВ: Я вообще против какой-то конкретики. Это больше публицистическая фельетонная манера, которая мне не свойственна. Я стараюсь затрагивать общечеловеческие темы без указания пальцем на кого-то конкретного.

Е. АБУКИНА: То есть получается, юмор у граждан России не меняется?

С. АЛЬТОВ: Мы сейчас говорим про меня. У нас широкая палитра того, над чем шутят. Сегодня каждый может найти себе юмор, как товар в магазине. Как раньше были просто колбаса и сыр, а сейчас столько наименований у них. То же самое с юмором. Сейчас его много: молодёжный, помягче, пожёстче, пошлее и так далее.

Е. АБУКИНА: А Ваши зрители меняются?

С. АЛЬТОВ: Мои — нет. Это не означает, что они примерно одного возраста со мной, молодёжь тоже бывает на моих выступлениях, но люди уже знают, чего от меня ждать. Ничего экстравагантного не будет, что-то симпатичное и тёплое — да.

Е. АБУКИНА: Как Вы думаете, кто-то должен контролировать то, над чем человек смеётся? Как, например, Рамзан Кадыров. Мы понимаем, что эта тема, как Charlie Hebdo, особенная для кого-то. Может, стоило бы создать какой-то орган, какой-то комитет, который будет устанавливать, на какую тему можно шутить, а на какую — нет.

С. АЛЬТОВ: Не исключено, что до этого дойдёт, хотя это очень плохо и неверно. Я думаю, всё равно это зависит от общего уровня культуры, такая точка отсчёта. Если культура нации, государства, народа более-менее поднимается, то очень многие вещи отпадают. Когда культура на низком уровне, то много обид и недопонимания. Ведь есть же люди, которые вообще лишены чувства юмора, это нормально. У кого-то есть музыкальный слух, у кого-то его нет, так же и с чувством юмора. Человек без чувства юмора очень обидчив, он не знает, что такое ирония, не понимает «аромата» хорошо сказанной фразы. Мне кажется, что если мы будем пытаться поднимать уровень населения, который у нас не очень высок, то…

Е. АБУКИНА: Никаких комитетов не понадобится.

С. АЛЬТОВ: Наверное. Всё будет решаться внутри каждого человека.

Е. АБУКИНА: Слушатель пишет, что федеральные законы должны соблюдаться, как заповеди.

С. АЛЬТОВ: До этого нам ещё далеко. Наши законы не всегда соответствуют этому высокому слову.

Е. АБУКИНА: Я знаю, что Вы в прошлом году ездили с выступлением в Керчь. С тех пор в Крым или Симферополь не планировали съездить?

С. АЛЬТОВ: Если есть приглашение, тогда я еду.

Е. АБУКИНА: А если бы пригласили, поехали бы?

С. АЛЬТОВ: Я бы подумал. Может быть, поехал бы. Сейчас это становится очень острым вопросом. Мне не нравятся эти чудовищные возникшие сложности, из которых непонятно как и когда выпутаться. Мне очень жаль и тревожно от того, что мы оказались втянутыми в эту историю.

Е. АБУКИНА: Именно втянуты?

С. АЛЬТОВ: Я понимаю, что Вы правильно заострили внимание на этом слове. Можно найти и другие термины. Но вот так получилось. Кто виноват? Кто допустил, что дошло до этого? Я так понимаю, что когда это всё происходило в Киеве, на Украине, там наверняка работали спецслужбы иностранных государств, и в то же время там наверняка были и наши службы. И то, что наши службы, находясь до этого момента в привилегированном положении, допустили, что дошло до этого — это вина спецслужб. Вина в том, что они не предотвратили это, хотя у них козырей на руках было больше. Они в тот момент это упустили, проиграли, и мы сейчас расхлёбываем. Я так считаю.

Е. АБУКИНА: То есть одной виноватой стороны здесь нет? Сейчас многие говорят о том, что нас специально втянул Запад, чтобы показать, что место России — здесь.

С. АЛЬТОВ: Это мы берём конечный результат. Я повторяю: тогда там были все спецслужбы, и наши тоже. Но поскольку это была совершенно другая ситуация, у них возможностей и средств влияния было больше. Это опять-таки моё личное мнение. Всё началось с того, что они проиграли войну спецслужб. Нельзя было допустить этого.

Е. АБУКИНА: А каким образом?

С. АЛЬТОВ: Дипломатическим. С помощью договоров, уступок. Политика — это не самое «чистоплотное» дело, в ней все средства хороши для того, чтобы сохранить мир. Здесь надо было использовать всё: газ, кредиты и так далее.

Е. АБУКИНА: Упустили эту возможность.

С. АЛЬТОВ: Упустили. Я не специалист, но так считаю.

Е. АБУКИНА: Украина для Вас — это какая страна? Братский народ или всё-таки соседнее государство?

С. АЛЬТОВ: Моя мать родом из Кременчуга. У меня в Одессе очень много друзей, близких мне людей.

Е. АБУКИНА: Общаетесь с ними сейчас?

С. АЛЬТОВ: Сейчас нет.

Е. АБУКИНА: Когда эта ситуация началась, вы перестали общаться?

С. АЛЬТОВ: Да. Общение как-то само затихло, не знаю, что происходит. Мне достаточно часто звонит знакомая журналистка из Киева в ужасе и слезах. Потому что, естественно, информация, которая имеется там, зеркально противоположна тому, что происходит у нас. Идёт информационная война. Поэтому здесь все средства хороши.

Е. АБУКИНА: Вы к какой-то стороне относитесь?

С. АЛЬТОВ: Нет, я не вояка. Идёт информационная война с понятными правилами и законами. Очень хорошо сказал председатель польской «Солидарности» Лех Валенса: «Правда — как задница, она у каждого своя».

Е. АБУКИНА: Примем звонок. Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Хотела сказать по поводу чеченских обычаев, что я подразумевала под заповедями. Мы всё время забываем о том, что мы — федерация, у нас куча народов со своими особенностями, а мы всё время подводим себя к унии. То, что принято на Кавказе, неприемлемо в Петербурге, например.

Е. АБУКИНА: А к Украине это относится каким образом? Мы пытаемся ей что-то своё навязать?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, я имею в виду то, что мы навязываем сами себе унию.

Е. АБУКИНА. Принято, спасибо. У нас ещё звонок. Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Хотел бы поспорить с вашим гостем на тему правды. Правда у нормальных людей всегда одна. Нам сейчас нужны высочайшие ценности, а не это размывание.

С. АЛЬТОВ: У каждого своя точка зрения.

Е. АБУКИНА: Примем ещё звонок. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Хотела сказать Вашему гостю, что у нас Дума в каждом субъекте федерации. Нам нужно либо убрать Государственную думу, либо местные, потому что они дублируют друг друга, они ничего не делают. Они должны инициировать законы местного уровня.

Е. АБУКИНА: Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я хотел сказать спасибо Семёну Альтову. Приятно слышать Вас на радио.

С. АЛЬТОВ: Спасибо.

Е. АБУКИНА: Через несколько дней у нас в Петербурге будет Международный книжный салон. Насколько мне известно, Вы будете принимать участие?

С. АЛЬТОВ: Да, 22 мая, в пятницу у меня там будет час, я буду там выступать. У меня же был в январе юбилей, вышла новая юбилейная книжка, художник Анатолий Белкин прекрасно её оформил. Я буду её презентовать публике.

Е. АБУКИНА: И в преддверии этого события сейчас о книгах, писателях идёт много разговоров. Полтавченко предложил устроить книжный обменник на этом мероприятии. Писатели в наши дни чаще всего уже не ограничиваются писательской деятельностью, но и стараются быть медийными личностями, участвовать в политике. Вы к этому как относитесь?

С. АЛЬТОВ: Ради Бога. Мне лично это не свойственно. Есть люди в моём жанре, но они при этом шоумены. Ваня Ургант, например. Он не писатель, но человек остроумно говорящий, придумывающий ловкие фразы, при этом он шоумен. То же самое может быть и в политике. Почему бы и нет? Если человек яркий, если он связно, аргументированно, остро говорит, полемизирует, он может быть шоуменом. И есть несколько человек, которые замечательно это делают.

Е. АБУКИНА: Например? У кого получается и талантливо писать книги, и участвовать в другой деятельности?

С. АЛЬТОВ: Сергей Минаев, например, креативный человек. Мне нравится, как он ведёт телепередачи. Захар Прилепин — острый человек со своей позицией. Лимонов тоже яркий человек, Михаил Веллер, Быков. Прекрасно, что есть такие Цезари сегодняшнего дня, которые успевают делать многие вещи. И если эти вещи у них получаются хорошо, честь им и хвала.

Е. АБУКИНА: А из Цезарей кто Ваш любимый современный писатель?

С. АЛЬТОВ: Нет, я читаю других авторов. Вы не поверите — Гоголя.

Е. АБУКИНА: Я говорю именно о современных писателях.

С. АЛЬТОВ: Я бы не сказал, что у меня у кровати лежит что-то из современной литературы, боюсь, что нет. Брожека начал перечитывать. Замечательный писатель, кое-что из того, что происходит у нас сегодня, было описано им ранее. Марка Твена с удовольствием перечитываю. Я не читаю сегодняшних писателей. Пусть это будет моим единственным минусом.

Е. АБУКИНА: А почему? Современная литература Вам не нравится?

С. АЛЬТОВ: Я за долгие годы начитался многого. Причём я думаю, что успел прочитать то, что нужно прочитать нормальному человеку для образования и культуры. Необходимый запас литературы у меня в голове имеется, и запас хороший. А хорошего в мире не так много. Я думаю, даже у больших авторов не всё следует читать. Хотя, Фолкнера, например, я прочёл всего. Я не хочу сказать, что то, что есть сегодня — это плохо, просто мне достаточно того, что я уже имею, не хочу разбавлять.

Е. АБУКИНА: Современную культуру многие ругают за то, что она слишком эпатажная.

С. АЛЬТОВ: Для того, чтобы её ругать, надо её знать. Я её не знаю, поэтому не ругаю.

Е. АБУКИНА: По поводу буккроссинга. Полтавченко поддержал идею сделать полки, чтобы люди туда приносили книги, оставляли их там и, может быть, забирали бы другие.

С. АЛЬТОВ: Прекрасно! Это очень хорошо.

Е. АБУКИНА: А библиотеки тогда для чего?

С. АЛЬТОВ: Это разные вещи. Где эти полочки с книгами будут стоять?

Е. АБУКИНА: В каждом районе.

С. АЛЬТОВ: Я не думаю, что люди вынесут на улицу хорошие книги, которые им дороги. Не уверен, что это будет лучше библиотек, но думаю, что кто-то что-то для себя найдёт. Это никогда не станет конкурентом библиотек. Это как фастфуд. Но плохого в этом ничего, конечно, нет, наоборот.

Е. АБУКИНА: Совсем недавно закончились праздничные мероприятия в честь 9 Мая, проходил «Бессмертный полк». Вы были на параде в Петербурге?

С. АЛЬТОВ: Нет, я смотрел его дома по телевизору. Таких сильных эмоций, как от «Бессмертного полка», я давно не испытывал.

Е. АБУКИНА: Плакали? У нас все корреспонденты рыдали.

С. АЛЬТОВ: Там было всё понятно без слов.

Е. АБУКИНА: Что можно сказать о современной нации на примере этого? Мы как-то изменились?

С. АЛЬТОВ: То, что мы изменились — это наверняка. Потому что количество информации, которое сегодня обрушивается на человека, и то, которое было 50 лет назад, — это разные вещи. Голова сегодня уже всё не вмещает. Каждое поколение уже отличается друг от друга. Всё меняется, а в какую сторону — это не нам судить, просто всё развивается. Что-то близкое нам уходит, что-то появляется, кажущееся нам странным, но когда-нибудь нашим внукам их дети будут казаться такими же иными, какими они кажутся нам.

Е. АБУКИНА: Можно ли нас назвать сплочёнными? Разобщённость у нас есть?

С. АЛЬТОВ: Конечно, есть.

Е. АБУКИНА: Но 9 Мая мы все, как один.

С. АЛЬТОВ: 9 Мая — да. Это нас объединило, и дай Бог, чтобы из этого что-то вышло.

Е. АБУКИНА: А что сильнее: наша сплочённость или наша разобщённость?

С. АЛЬТОВ: Сплочённость проявляется в тех событиях, которые бывают не каждый день. Жизнь сама раскидывает что-то, что делится между людьми: давка, жара, тесно, поезд опаздывает. Очень многие вещи раздражают, разъединяют. А сплачивают только трагические вещи, к сожалению, которые мы видели 9 Мая.

Е. АБУКИНА: А пресловутая пятая колонна? Она есть в нашей стране?

С. АЛЬТОВ: Не понимаю, почему все должны думать одинаково. Внешне мы разные, внутренне — тоже, почему мы должны думать одинаково? Есть разные точки зрения. Наоборот, чем больше мнений, тем лучше. Есть же фраза: «В споре рождается истина». Так давайте поспорим, вдруг родим?

Е. АБУКИНА: А у нас для споров благодатная почва сейчас? Были сообщения о том, что прослеживают в интернете тех, кто находится онлайн, чтобы пресекать, например, несанкционированные сходы и митинги.

С. АЛЬТОВ: Государство сверху подготавливает население под себя, немножко его прессует. Это нормально. Я думаю, каждое государство поступает таким образом. Мы немножко распустились в последнее время, начали делать что хотим, говорить что хотим.

Е. АБУКИНА: А это плохо?

С. АЛЬТОВ: Так было. Поэтому сейчас немножко нас «прижали».

Е. АБУКИНА: У нас в гостях был писатель и заслуженный деятель искусств России Семён Альтов. Спасибо за беседу.

Источник: https://life.ru